Рассказ со смыслом — Переносчик (Олег Сколот)

Синклер придирчиво осмотрел свою роту «гончих». Закованные в современную чёрную броню, бойцы Объединённых Внутренних Войск чем-то походили на средневековых рыцарей-тамплиеров – забрала из ударопрочного пластика, особые удлиняющиеся дубинки вместо мечей, громоздкие современные щиты с небольшими окошками. Обмундирование нового типа для пресечения массовых беспорядков прекрасно балансировало между прочностью, сравнительно малым весом и функциональностью. Поодаль, на плацу, вращала спутниковой тарелкой бронированная машина, позволяющая испускать почти невидимые человеческому слуху звуки и электромагнитные волны, способные вызывать у протестующих всю гамму неприятных ощущений, вплоть до обморока и остановки сердца. На фоне неубиваемой пандемии и недостатка провизии в бедных регионах ожидались стихийные волнения, и наверху опасались, что противники человекосовершенствования смогут привлечь на свою сторону больше сочувствующих.

При мысли об этих маргиналах у Синклера начался едва уловимый нервный тик. Нужно было быть безпросветным идиотом, чтобы отвергать новейшие биотехнические возможности и величайший дар человеческого гения: универсальную вакцину – панацею… Каждый, кто решался принять это чудо медицины, становился сильнее, умнее, выносливее, получал исцеление недугов и иммунитет к самым свирепым болезням – даже к вирусу судного дня, в борьбе с которым и возникло Единое Мировое Правительство. Как можно отвергать такие блага?

Вот здоровяк Бутчер, которому оторвало кисть правой руки и обожгло сетчатку глаз в прошлом году. Подвела умная нелетальная граната – не сработал таймер, и взрыв произошёл почти мгновенно, разбросав по округе куски осиротевших пальцев. Теперь в его глазницах зрительные импланты, позволяющие видеть в режиме тепловизора и ночного видения, а на месте обрубка блестящий кибернетический протез, не знающий усталости. Можно было выбрать модель, имитирующую руку с живой кожей, или даже вырастить новую в лаборатории, но Бутчер захотел аппарат побрутальнее и подешевле.

Совершенно неподвижно стоит в строю Зебедайя – словно бронированная статуя. Этот парень с юности тащился по нейробиологии и нейромедицине, имея стойкую аллергию на кибернетическую синтетику. Будучи добровольцем в некоторых полузакрытых экспериментах, Зебедайя стал счастливым обладателем избранных генов из группы земноводных, что позволяло ему отращивать небольшие фрагменты своего тела и быстрее залечивать раны. Регенерация позволяла ему спать всего 3-4 часа в сутки.

Не очень повезло разве что красавчику Дрино. Но это случилось ещё до появления панацеи. Просроченная прививка от вируса судного дня отправила его в реанимацию. На пятый день он очухался с наполовину парализованным телом и изъеденными инфекцией лёгкими. Так бы и помер, если бы не его влиятельная и пожилая любовница. Подключились научные светила, в тушку Дрино напихали кучу трубочек, шлангов, приборчиков и вуаля – пациент снова оказался скорее жив, чем мёртв, а заодно приобрёл способность задерживать дыхание на 15-20 минут.

Ещё круче повернул свою жизнь Шарон. Или Шерон? Синклер даже не знал, какого пола при рождении было это существо, однако сейчас оно имело весь набор мужских и женских органов одновременно. По новому толерантному уставу никакие формы отношений во внеслужебное время не воспрещались и не поощрялись, поэтому Шарон-Шерон имело постоянного партнёра-сослуживца Вардарила (который, кстати, до принятия панацеи вообще был глухонемым). Кто какие роли исполнял в их личных непотребствах Синклер не интересовался. Подобные вопросы могли бы запросто расценить как проявление нетерпимости, а значит, отстранить от службы и привлечь к суду. И хотя Единое Мировое Правительство не являлось сторонником подобных союзов, однако какая бы то ни было дискриминация не допускалась.

Синклер и сам был далеко не безгрешен, поэтому высоко ценил милость и снисходительность Единого Мирового Правительства. Его заветной мечтой в половом аспекте была суперновинка – человекобот с проецируемым обликом. Встроенный и обновляемый по желанию генератор голограмм мог перевоплощать такого андроида почти в любое человеческое существо, правда, пока в рамках одного пола. Зато была функция редактирования объёмов груди, живота, ягодиц и прочих частей за счет автоматической накачки специальным гелем. Чтобы расплатиться за беспроцентный кредит на подобный агрегат, даже командиру роты «гончих» надо было пахать ещё минимум лет пятнадцать. И Синклер пахал, не жалея подчинённых. В конце концов, медицина сейчас на пике, а для силовиков так вообще.

– Команда «черепаха»! Мечетесь как беременные! Шевелись!

Коротышка Фадазит никак не мог найти место в первом ряду, пытаясь протиснуться со всем снаряжением между Бутчером, Вардарилом и ещё кем-то.

– Как же тебя на службу-то взяли, гном? Давай, давай!

– Ничего, ничего, – пыхтел Фадазит. – Через недельку изготовят мне кибернетические ходули, попробуете тогда за мной угнаться…

Чеканя шаг, к роте приблизился инженер из «ищеек».

– Господин старший лейтенант, вас вызывают в штаб немедленно.

– Закончили занятия! Зебедайя, веди роту на сдачу инвентаря!

Настроение у Синклера подпортилось – он нутром почуял, что опять придётся отправляться в рейд, отлавливать по лесам и полям сектантов, отрицающих существование пандемии, не желающих прививаться панацеей и признавать Единое Мировое Правительство.

– Жалкие сумасшедшие фанатики, – думал Синклер. – Наше правительство доброе и милостивое, терпит наши слабости, только веруй ему, трудись на благо общества…

Главная опасность для общества заключалась в том, что эти маргиналы, игнорирующие послания Всемирного Совета Религий, отказывались лечиться. Постоянно мутирующий вирус поселялся в их телах, но заинтересованный в собственном распространении, не убивал своих носителей, а использовал их в качестве переносчиков и ходячих инкубаторов новых штаммов. И пусть для принявших панацею эта зараза не являлась смертельной, однако новые штаммы могли доставить немало неприятных ощущений всем без исключения – учёные опасались, что вирус сможет обойти даже суперсовременную универсальную вакцину.

Получался замкнутый круг – пока остаётся хотя бы несколько переносчиков, пандемия не закончится никогда.

Рассказ со смыслом - Переносчик (Олег Сколот)

Полковник Объединённых Внутренних Войск был собран и самоуверен.

– Это квадрат, – его холёные пальцы увеличили интерактивную карту на электронном планшете. – Здесь настигли группу заражённых. Некоторые из них были вооружены – по полученным данным оружие нашли в одном из схронов, оставшихся после серии локальных конфликтов в регионе. Оказавшие сопротивление были уничтожены, пытавшиеся бежать – задержаны. Им были разъяснены их права и предложена панацея, как возможность вновь стать полноправными членами общества. Дальше смотрите сами, Синклер.

После ловкой манипуляции изящными пальцами, полковник передал в руки командира роты свой планшет с запущенным видео. Это была запись с камеры, встроенной в униформу одного из «гончих».

Лес, застрявший где-то в межсезонье лета и осени. Голый и высокий фундамент из щербатого красного кирпича, от времени и среды окрасившийся в серо-зелёный цвет и поросший мхом. Две женщины под дулами нелетальных винтовок с электрошоковыми зарядами. Слышится шелест травы и камера поворачивается в сторону – бойцы ОВВ тащат по земле несколько человек, то ли убитых, то ли без сознания. Синклер отлично знал протоколы на этот случай – в зависимости от градации сектантов их либо направляли на перевоспитание в специально оборудованные лагеря, либо пускали в расход, если наблюдались тяжёлые психические реакции. Существовали и другие, менее популярные варианты, например медицинское изучение заражённого или социальное самопожертвование – процедура извлечения пригодных органов для последующей очистки и отправки смертельно больным и умирающим. Такой вариант Синклер считал самым почётным – по убеждениям общественности такой человек начинал жить в других людях сразу несколькими жизнями, что соответствовало одной из крылатых фраз Новой Эпохи: «всё во всём».

Дрожащие женщины прижимались спинами к старому фундаменту, всхлипывали и одними губами шептали свои молитвы. К ним приблизился человек в строгой чёрной одежде – психолог-медиатор.

– Радуйтесь, – одухотворённо заговорил он. – Приближается избавление ваше! Блужданию во тьме приходит конец… Не бойтесь. Я здесь только ради того, чтобы предложить вам чудо человеческого гения – панацею… В вас живёт вирус судного дня. Чтобы выжить, он сковывает ваш разум страхом, помутняет рассудок, манипулирует знаниями вашего мозга. Но даже он не в силах сломить вашу свободную волю! Если вы примете панацею, то вы обновитесь плотию и духом! Вы взойдёте на первую ступеньку бесконечного совершенствования в Новой Эпохе трансгуманизма – вирус покинет ваше тело!

– Мы не больны! Ваша пандемия – фикция, враньё! С помощью этой лжи Мировое Правительство захватывает мир и скоро выдвинет сына дьявола….

– Вы заблуждаетесь. Даже если Мировое Правительство выдвинет достойного человека на роль всемирного правителя – что в этом плохого? Миром должны управлять профессионалы. Единодержавие неплохо зарекомендовало себя в мировой истории. Однако, я уверяю вас, здесь нет ничего конспирологического, панацея действительно абсолютно безопасна и более чем эффективна. Она в нашей крови – мы тому живое подтверждение.

– Ваша гадость меняет человеческий геном!

– Есть здоровые гены, а есть больные: панацея – то же лекарство, в том числе для ДНК…

– Хватит, не говори с ним, Клавдия, он специально обучен для переубеждения таких как мы! Ему ничего не докажешь, только сама повредишься духовно!

– И всё же, позвольте я закончу. Панацея не привносит чуждые элементы генома в ваш организм. Конспирологические теории о генах животных, ДНК падших ангелов и прочий бред – лишь мрачные фантазии адептов вашей ереси. Разве вы не понимаете, что вы откололись от матери-церкви?

– Это от которой именно? – горько усмехнулась женщина, названная Клавдией. – В Едином Совете Религий их с дюжину! Лжи множество разновидностей, а Истина одна!

– Я сейчас попробую выйти на связь с вселенским патриархом, вы побеседуете, и, надеюсь, вразумитесь. В противном случае вас придётся отправить в изолятор для особо опасных преступников до приговора, ведь ваши товарищи оказали вооружённое сопротивление… Кажется, есть связь, вам неслыханно повезло! Наисвятейший…

– Нас будут зомбировать и колоть, Фотинья… Пора!

Оглушительный взрыв сменил изображение на помехи и тёмный экран.

– Они подорвали себя, – покачал головой Синклер. – Вероятно, граната в юбке…

– Есть погибшие, немало раненых. Отряд отозван и должен быть заменен. Вы пойдёте. Задача – обнаружить и задержать оставшихся переносчиков. По нашим данным их осталось не более трёх-четырёх человек. Чрезвычайный совет постановил панацею насильно и только после этого доставить к нам.

Синклер не скрыл удивления – Мировое Правительство нечасто пользовалось методами прямого насилия, тем более касательно приятия такой уникальной вакцины. Обычно всё делалось силой убеждения, что вещалось из каждого утюга. Прямая связь с Наисвятейшим давала свои плоды – ласково переубеждать маргиналов он умел. Никто, правда, так и не мог взять в толк, каким образом вселенский патриарх успевает чуть ли не с каждым маргиналом пообщаться лично – ходили разные слухи, вплоть до того, что вместо Наисвятейшего в беседу вступают нейросети – искусственный интеллект нового поколения, принимающий любой облик на экране.

– Стало быть, идём без медиатора?

– Так точно. Вам выпала великая честь побыть транспортировщиком самой панацеи… Оправдайте это высочайшее доверие.

– Есть оправдать доверие!

Рассказ со смыслом - Переносчик (Олег Сколот)

Вертолёт высадил отряд Синклера в километре от заброшенной деревни. По свежим данным инженера-«ищейки» двое беглецов укрылись в синем доме на отшибе, ближе к лесу. Даже перемещаясь по всем правилам военной тактики, к точке назначения прибыли быстро. Окружив строение, «гончие» замерли в укрытиях.

– Шарон, Зебедайя – занимайте позицию у незаколоченного окна, – по гарнитуре приёма\передачи мыслей приказал Синклер. – Бутчер, Вардарил, Фадазит – к двери. «Змеиный глаз» в окно.

Шарон-Шерон закрепило миниатюрную камеру «змеиный глаз» на управляемый гибкий шест-провод, похожий на чёрную гадюку, и медленно поднял глазок на уровень подоконника и отлива. Изнутри дом выглядел полностью заброшенным, без пребывания людей. Просматривались две захламлённые грязные комнаты и полуразвалившаяся печь. Вне поля видения оставалась лишь третья комнатушка.

– Давайте через окно по одному, – безмолвно скомандовал Синклер.

Зебедайя бесшумно встал на плечо Шарона и лёгкой поступью забрался на подоконник, затем вниз, на пол, заваленный тряпками… Клац! Ржавые зубы сомкнулись на высоком берце акульей челюстью – боец с диким воплем упал рядом с капканом на медведя. Подумав, что ранен его любовник-гермафродит, Вардарил вломился в закрытую дверь и вместе с ней взлетел на воздух.

– Штурм! – мат через мат заорал от ярости Синклер, плюнув на телепатическую гарнитуру. «Гончие» быстро заняли весь дом.

– Чисто.

– У нас один труп заражённого, больше в доме никого нет.

– Потери?

– Я Бутчер, в порядке.

– Я Фадазит, кажется, лёгкая контузия.

– Вардарил мёртв! – вклинился истеричный голос Шарона. – Грёбаные инкубаторы!!!

– Не мёртв, а двухсотый, мать твою! – выругался Синклер и пошел к захваченному дому. Надо было вызывать вертолёт для Зебедайи и Вардарила.

– База, один двухсотый, другой трёхсотый, прошу эвакуации.

Шарон-Шерон окончательно потеряло самообладание.

– У меня есть право прощания с половым партнёром! – причитал он. – Право на последний акт до кремации!

Синклер выстрелил электрошоковым зарядом в истерившего гермафродита – его тело изогнулось в судороге, рухнуло на пол и ещё несколько секунд корчилось, а потом обмякло.

– На боевой операции свои права себе в очко засунь, – сплюнул командир роты и подошёл к трупу переносчика.

– Похоже, был ранен осколками несколько дней назад, – резюмировал Дрино. – Скорей всего, пошло заражение…

– Старшему «гончих», вижу одного заражённого, движется вглубь леса на север, как приняли? – прорезался в телепатическом эфире голос инженера-«ищейки».

– Вы двое остаётесь ждать эвакуаторов, остальные со мной, – зло распорядился Синклер и трусцой поспешил к выходу. Впереди ждал марш-бросок по пересечённой местности.

Километров через семь на связь снова вышел инженер «ищеек».

– Переносчик укрылся в хижине лесника, предполагаемая площадь около 40 квадратных метров.

– Принято…

Под ещё густыми разноцветными кронами на ковре зелёного мха стоял маленький покосившийся сруб. Бойцы ОВВ окружили поляну.

– Ты окружён, выходи с поднятыми руками и будешь жить!

– Заходите сами! – раздался приглушённый голос изнутри.

– Нечего делать, опять штурм, – с досадой подумал Синклер. – Приготовить газ!

Подобравшись к дощатой двери, Дрино аккуратно заглянул в щелку.

– Стоит на карачках спиной ко входу.

– Отставить газ, – передумал командир и переместился ближе. Аккуратно пошатал дверь – сопротивления не было. Синклер аккуратно приоткрыл её, пытаясь нащупать очередную растяжку. В этот раз ловушки не оказалось.

Во главе с Синклером три ощетинившихся нелетальным оружием «гончих» неслышно скользнули внутрь. Переносчик стоял на коленях перед старым деревянным столом, на котором покоилась дощечка с изображением некоего Человека. Под углом сзади Синклеру было видно, что заражённый левой рукой упёр под челюсть пистолет – ещё один тусклый экземпляр лежал на том же столе. В правой руке фанатика перемещались крупные бусинки на чёрной верёвочке.

– Он знает! – лихорадочно пробежали мысли в голове Синклера. – Он знает, что если мы выстрелим, электрошок вызовет спазм мышц, и его палец сам нажмёт на спуск!

Переносчик переместил дуло от подбородка к виску, взял правой рукой второй пистолет, приставил к виску с другой стороны, медленно встал и развернулся.

На его заросшем лице была полуулыбка без визуальных признаков безумия. Выцветшие глаза будто смеялись, а облик чем-то напоминал Мужчину на дощечке. Заражённый выстрелил в Синклера, отняв правую руку с оружием от виска. Пуля разбила контейнер с панацеей и увязла в бронежилете, доставив лишь терпимую боль. Святыня была утрачена…

«Гончие» рефлекторно ответили тем же – электричество сковало мышцы переносчика, и пистолет в левой руке всадил кусочек свинца прямо ему в голову. Всё было кончено.

Сам не свой от проваленной операции, Синклер сделал несколько вялых шагов вперёд. Мутными глазами он уставился сначала на тело, а затем на надпись, нацарапанную на столе. Разуму далеко не сразу удалось сложить корявые буквы в осмысленные слова. Надпись гласила:

Вы делаете вид, что боретесь с терроризмом, вирусами, безконечными кризисами, загрязнениями природы и экологическими бедствиями, которые организуете сами. Вы создаете проблему, и сами же предлагаете решение. Но на самом деле вы боретесь только с Богом. Свобода воли такова, что бороться можно даже против Бога, но победить Его нельзя!

Носящий Христа Бога в душе своей есть Богоносец.

Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский, II век.

То не вирус Тебя, я ведь Твой переносчик…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Для ускорения обработки заказа и подсчета стоимости доставки, указывайте пожалуйста полный адрес с индексом и получателем. Ваш адрес не будет виден никому из посторонних. (Поле необязательно)
Генерация пароля